23:38 

Ищите женщину

Stashka
Андрей Максимов, писатель, член Российской академии телевидения

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5330 (251) от 8 ноября 2010 г.


Так и хочется сказать: "Сегодня ей исполнилось бы 110 лет". Почему нет? Кажется, что она могла все... Во всяком случае, героиней ее самого знаменитого романа стала женщина, которая может все. Ее имя - Маргарет Митчелл. Ее роман "Унесенные ветром". Сегодня, 8 ноября, ей исполняется 110 лет. Впрочем, для таких, как она, есть только один-единственный "возраст" - вечность.
Вспоминая эту дату, я думаю о том, что сегодня, в начале XXI века, женщины, действительно, могут все. И на все имеют право. Единственное, что у них не всегда получается, - это победить одиночество. Как-то так получается, что гражданские права и право на счастье - это не совсем одно и тоже.
Впрочем, Митчелл в этом не виновата. Она писала о том, что наболело, и не у нее одной...
В своей жизни Митчелл сочинила один-единственный роман, который поначалу назывался "Завтра - другой день". Она писала его десять лет: по кусочкам, по эпизодам, то и дело возвращаясь из середины в начало, а из начала бросаясь к концу.
Когда вышел роман, ей было 36 лет. В 37 - она получила Пулитцеровскую премию. Роман имел фантастический успех, и ей сразу начали предлагать сумасшедшие деньги за продолжение. Свою героиню Митчелл любила больше денег и отказывала всем - и издателям, и тем, кто хотел дописать жизнь Скарлетт за нее.
Но когда права на наследство закончились, в 1991 году, американский писатель - тоже дама - Александра Рипли написала продолжение "Унесенных ветром". Роман был назван просто и незамысловато "Скарлетт", но особого успеха не снискал. "Унесенные ветром" - это ведь не просто роман, это легенда. А у легенды редко бывает продолжение.
Маргарет Митчелл пережила свой успех на роковые тринадцать лет: ее сбила машина 11 августа 1949 года, и, не приходя в сознание, через пять дней она скончалась.
"Женщина может все"... Этот вывод мог раздражать мужчин всего мира (роман переведен на 37 языков), но, безусловно, поддерживал женщин. В тридцатые годы прошлого века читательницы очень нуждались не в декларациях, а в художественном произведении, которое бы доказывало: женщина - не тварь дрожащая, а человек, имеющий полное право на счастье, созданное своими руками.
Во все времена женщин воспевали, однако во всем, что касалось любых социальных проявлений, считали людьми второго сорта. Я лично больше всего обижен за женщин Древней Греции, которыми запрещали играть в театре. Лишить женщину права играть - какое вероломное гадство! По мне, это еще хуже, чем лишить ее любых гражданских прав.
С гражданскими правами, впрочем, тоже была напряженка. Причем всегда. В США женщины получили избирательное право на выборах лишь за 16 лет до выхода романа Митчелл - в 1920 году. А в демократической Швейцарии это случилось уже при моей жизни - в 1971 году. Ужасное вероломство.
Надо сказать, что очень долго такого словосочетания "право женщины" не было вообще. То есть эти слова существовали отдельно, не пересекаясь, словно параллельные прямые.
Сначала об этих правах заговорили ученые. Одна из первых книг о проблемах семьи - ее написал швейцарец Иоганна Баховен - так и называлась "Материнское право" - о распределении обязанностей в семье и прочих важных теоретических выводах.
А потом на сцену под фанфары вышли феминистки. Первой была Абигейл Смит Адамс - супруга второго президента Соединенных Штатов Джона Адамса. Думаю, не поделили они там чего-то со вторым президентом, и жена, не найдя иных аргументов, прямо так мужу и заявила: "Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали". Не знаю, правда ли слова эти были кинуты во время семейной ссоры, но они стали девизом феминистского движения.
Первый документ, всерьез заявивший, что все равны и нечего делить человечество на мужчин и женщин, назывался красиво и даже лирически "Декларация чувств". Была сия декларация подписана 19 июля 1848 году делегатами Первого конгресса по правам женщин, который проходил, разумеется, в Америке. Вот с тех пор женщины последовательно доказывают, что они в общем от мужчин не отличаются.
Скарлетт не была феминисткой. Как и Маргарет Митчелл, которая всегда благодарила своего второго муж Джона Марша за поддержку, а также ругала первого - Беррьена Киннарда Апшоу - за плохое к себе отношение, тем самым подтверждая, что все-таки мужчина играет роль в жизни женщины.
Создав Скарлетт, Митчелл просто доказала, что женщина - это самостоятельный человек. Нет, она нуждается, конечно, в любви. Но при этом вполне способна самостоятельно подчинить себе мир, сделать так, чтобы он жил по ее законам.
Как писали в старинных романах - шли годы...
И вот я делаю свою "Программу передач" на Пятом канале, в которой женщины и мужчины всерьез обсуждают вопрос: а может ли дама быть счастлива без любви?
Возникает серьезный спор. Одна известная актриса высказывается в том смысле, что мужчинам сегодня не нужна просто домохозяйка, они могут полюбить лишь сильную, интересную личность. Мужчины - участники передачи - переглядываются недоуменно, складывается ощущение, что как раз сильную им полюбить сложней.
Не знаю, как вас, дорогие читатели "РГ", а меня лично потрясает то количество одиноких дам, которых я встречаю. Мы живем в такое время, когда женщина, у которой счастливый брак, воспринимается едва ли не как некий раритет. Складывается неприятное ощущение, что женщин, которые добились успеха в карьере и стали самостоятельными и самодостаточными, куда как больше, нежели тех, кто счастлив в семейной жизни.
Митчелл подарила женщинам пример: будьте такими, как Скарлетт. Все побежали - быть. Получилось не у всех, приходилось чем-то жертвовать. Многие предпочитали жертвовать любовью.
Справедливости ради надо отметить, что мы, мужики, тут тоже подкачали. Некоторые стали поголовно окрашиваться в небесные цвета. Иные спивались. Иные настолько увлекались карьерой, что о любви забывали напрочь, а иные, наоборот, никак не хотели вылезать из собственного инфантилизма.
В результате - у всех равные гражданские права. И это - прекрасно, и правильно. Одна беда: женщин воспевали с удовольствием, гражданок - как-то хуже получается воспевать.
Вот я представляю, что Любовь - это не просто чувство, а живое существо. Метафорически ведь можно такое представить? И каково же ей сейчас, живой Любви?
Ей одиноко. Потому что она как-то отошла на второй план. Оказалось, что даже в жизни женщины - о мужчинах вообще не говорю - есть множество вещей более важных, чем любовь.
На той же передаче я узнал, что среднестатистическая женщина сегодня - это одинокая дама с ребенком, которая может обеспечивать себя сама. Вина мужчин в том, что созидалась такая ситуация, безусловно, есть. Но только ли их?
Одиночество не бывает гражданским - оно просто бывает: тягостным, выматывающим, убивающим. И когда молчит телефон, а впереди - четыре выходных дня, она берет с полки великую книгу "Унесенные ветром" и читает про женщину, которая может все. Пример вдохновляет. Но не успокаивает.

www.rg.ru/2010/11/08/woman.html

@темы: без чувства ритма, настроение, самоидентификация

URL
   

"Дневник моих резонансов"

главная